Пятьдесят оттенков ереси рецензия на книгу "Пятьдесят оттенков серого"

50 оттенков серого рецензия на книгу Так случилось, что весь мир, наконец, охватила жажда чтения. В книжных магазинах и библиотеках появилось полно народу, а литературные критики и кинорежиссеры получили новую работу. Что послужило тому причиной? Как ни странно, книга. «Пятьдесят оттенков серого», если быть точнее. 

Когда вокруг все только и делали, что восхищались сим литературным творением, я пренебрежительно хмыкала и держала собственное мнение за семью замками. Сейчас же мне безумно хочется поделиться им с помощью непредвзятого анализа и объективной оценки литературного слога.

С чего же начать..? Пожалуй, с впечатления в целом. Лёгкое написание, никаких замысловатых слов – одни преимущества, казалось бы. Но давайте откроем сорок седьмую страницу и увидим там восхитительное, чудесное слово, которое можно услышать от любого проблемного подростка или «гопника» из подворотни. Проще говоря, отборный мат, и ему явно не место в литературном произведении. 

Конечно, на подобной мелочи детальный разбор не окончен. Хочется упомянуть волшебное фиговое дерево, к которому постоянно отсылается автор. «Дофига», «ни фига себе» и «офигеть» – одни из самых частых высказываний в книге. Так и хочется спросить у Эрики Джеймс: «Неужели Остен и Гарди употребляли подобные отвратительные и абсолютно не литературные выражения?». Та же Майер, её кумир, себе такого не позволяла!

Казалось бы, всё. Все возможные замечания в обнимку с толковым словарём сделаны, и больше бояться нечего. Но нет. Где-то рядом пляшет «внутренняя богиня» главной героини, о которой мы так наслышаны. Открываю произвольную страницу в середине книги, просматриваю первые пару абзацев и тут же встречаюсь с раздвоением личности Анастейши. Повторяю процедуру ещё пару раз – результат всё тот же. Стоит ли говорить, что к концу книги многим читателям приелось это словосочетание, если не больше. Когда видишь одно и то же по сотне раз за главу, оно начинает наедать. Пожалуй, не будем о чувствах и вернёмся к конструктивной критике: чистой воды тавтология.

И перейдём к заключительному этапу литературного анализа. Как всем известно, «Пятьдесят оттенков серого» начинались как невинный, если можно так сказать, фанфик по «Сумеркам». Что же, впечатляющая работа для фан-арта. Только творенье пошло дальше и стало вполне самостоятельной книгой, потому должно поддаваться более жёсткой критике. Внутренний голос, внутренняя богиня, повествование от лица героини, следовательно, её мысли – не слишком ли много для одного человека? Даже всем известный Раскольников думал меньше, чем девочка-студентка! Пожалуй, для фанфика такое «растроение личности» (от цифры три) - обычное дело, но для мирового бестселлера…

А теперь настало время сюжета! Милая девочка-девственница и богатый красавец – где-то я это уже видела. Во многих романах, фильмах и сериалах. Повсюду. Классика о Золушке. Она робкая и неуклюжая, абсолютно не женственная и никогда не встречалась с парнями. Он же таинственный и неотразимый, излучающий уверенность. «Держись от меня подальше» - говорит он, а сам подстраивает их встречу, не позволяя ей выполнить это наставление. Знакомо, не правда ли? Та самая история об опасном уверенном красавчике и неженственной неуклюжей девочке. Думаю, Стефани Майер оценила. 

Заслуженное второе место в топ-листе «Пятьдесят оттенков критики. Часть вторая. Сюжет» занимает предсказуемость. Чтоб не тратить время, сразу приведу невероятно насыщенный пример: прекрасный рыцарь отслеживает даму сердца по мобильному, мчится на помощь, поспевает в самый ответственный момент и спасает Ану. Не нужно быть Нострадамусом, чтобы предугадать половину поворотов сюжета, если не больше.

Что же ещё? Наверное, стоит добавить немного субъективности и отметить схожесть эротической книги со второсортной низкопробной мелодрамой. Мыльная опера, постельные сцены, мультимиллиардер с отвратительным детством и психологическими проблемами. Ничего особенного. Согласитесь, вампиры Майер были оригинальнее!

И вот настал черёд изюминок книги – постельных сцен. БДСМ-сессии, пожалуй, останутся без комментариев, в отличие от так называемого ванильного секса. «Я почувствовала бедром его эрекцию» не один раз думала Анастейша. Возможно, на её месте так сказала бы практически любая девушка, да только… Давайте-ка вспомним, что историю нам рассказывает Эрика Джеймс, гордо назвавшаяся писателем. Тогда где хоть какое-нибудь литературное и волнующее описание постельных сцен? Конечно, на вкус и цвет все фломастеры разные, и всем нравятся разные оттенки, но давайте не будем называть литературой подобные произведения.
27-09-2017, 12:53 586 0

Комментарии